Нано в каждый Net

Нано в каждый Net

286_1

Участники пленарной сессии Конгресса предприятий наноиндустрии «Нано в каждый Net?» обсудили соотношение двух крупнейших технологических программ России с точки зрения содержания и с точки зрения инструментов. Одна, которая длится уже 10 лет, — это создание наноиндустрии. Вторая программа — «Национальная технологическая инициатива» (НТИ) — была начата в 2015 году и ставит своей целью создание к 2035 году условий для глобального технологического лидерства России по целому ряду направлений. Среди них — EnergyNet (распределенная энергетика от personal power до smart grid), HealthNet (персональная медицина и здравоохранение), AeroNet (системы беспилотных летательных аппаратов), MariNet (системы морского транспорта без экипажа) и даже FashionNet.

Генеральный директор Нанотехнологического центра «Техноспарк» Денис Ковалевич:

— В ноябре этого го­да была опубликована новая индустриальная стратегия Великобритании. Для ее реализации был создан фонд, который называется «Фонд повышения национальной производительности труда».

Если посмотреть на структуру распределения инвестиций этого фонда, общий размер которых на следующие 5 лет составляет около £25 млрд, несложно увидеть, что на первом месте стоит направление Housing с объемом £11,5 млрд. В нем две ключевых составляющих. Во-первых, это новые материалы в строительстве и развитие технологий строительства, а во-вторых, весь пакет новой энергетики, начиная от батарей, заканчивая фотовольтаическими крышами. Вторая по объемам программа — ускорение и повышение производительности труда в исследованиях и разработках. Третья — транспорт. И, наконец, цифровизация — £0,7 млрд, то есть в 16 раз меньше, чем у первого направления, и меньше 3% от общего размера фонда. На мой взгляд, это говорит о том, что именно хардверные, материальные технологии являются актуальным приоритетом для Европы.

Алексей Боровков, проректор по перспективным проектам СПбПУ и соучредитель рабочей группы TechNet НТИ:

— Не надо зацикливаться на цифровизации, поскольку она создает платформу для всех остальных направлений — от строительства до транспорта. В Германии, прежде чем запустить программу создания «Индустрия 4.0», реализовали программу «Оцифровка 4.0». Она включала в себя создание цифровых двойников материалов, объектов и производства. Современный бизнес — это когда до «технологического фронтира», до рынка ты выпустил половину продукции на рынок, а половина продукции сидит в цифровых двойниках объекта и производства и ты можешь мгновенно запустить новое производство — ну в 2–3 месяца, и всё готово.

Александр Пинский, заместитель руководителя рабочей группы MariNet НТИ, заместитель генерального директора группы компаний «Транзас»:

— Морская отрасль очень консервативна и низкомаржинальна, тут очень хорошо умеют считать деньги. Сама по себе она редко генерирует новые технологии, но с удовольствием заимствует их из смежных отраслей. Причем происходит это «поколенчески», скачкообразно, по мере накопления критической массы при разработке той или иной технологии. Периодически появляются новые поколения судов, которые используют новые материалы, новые принципы конструирования и т.д. Сейчас именно это и происходит. Суда проектируются годами, а эксплуатируются десятилетиями. Поэтому даже небольшая экономия выливается в значительные суммы. И если за счет новых материалов судно становится легче или долговечнее или корпус будет меньше подвержен обрастанию и его не нужно будет так часто ставить на обслуживание, отрасль с удовольствием такие материалы использует. В отрасли сейчас очень большой интерес к новым материалам, и я бы выделил три направления. 

Первое — композиты. Это то, что уже сегодня существует. По моему субъективному мнению, их главное преимущество — вес. Скорее всего, использование их для строительства кабин морских судов в ближайшие годы станет нормой. Как и для морской робототехники и для небольших судов — там, где выигрыш в весе корпуса играет очень серьезную роль. Что тут является ограничением? Композиты проигрывают стали в одном: сталь — хорошо известный материал, под который заточено проектирование, кадры, эксплуатация, ремонт — всё. У композитов этого нет. 

Второе — аддитивные технологии. Тут судостроение тоже отличается от других отраслей, хотя бы в силу размеров судов. На днях произошло прецедентное событие: впервые в мировой истории был зарегистрирован судовой винт, изготовленный при помощи аддитивных технологий. 

Третье — собственно наноматериалы, которые используются при создании в том числе навигационного оборудования.

Михаил Самсонов, директор медицинского департамента «Р-Фарм», заместитель руководителя группы HealthNet в НТИ:

— В мире есть понимание того, что те фармгиганты, которые сегодня доминируют на рынке, через 20 лет существовать не будут. Даже в биотехнологиях мы уже сегодня активно используем живую клетку как фабрику для синтеза белков, антител и т.д. Другая тенденция — это минимизация. Впереди мы видим биофабрики на чипах. Как бы футуристично это ни звучало, но в будущем небольшой чип будет вживляться в организм и там уже самостоятельно продуцировать все необходимое. 

Пару слов о том, чем именно занимаются в НТИ HealthNet. Это и цифровая медицина, и диагностика на очень тонком, фактически молекулярном, уровне. И еще направление, сфокусированное на активном долголетии. Что тут могут дать нанотехнологии? Во-первых, это круглосуточный мониторинг состояния организма при помощи гаджетов, которые уже многие из нас носят. В дальнейшем это могут быть как носимые, так и вживляемые чипы. Другое решение касается терапии — белковый синтез, работа с геномом, 3d-принтинг органов, который тоже уже практикуется. 

Александр Шумский, руководитель группы FashionNet в НТИ, исполнительный президент Российской палаты моды:

— FashionNet — это направление, которое ориентировано на потребительские товары. У нас оно серьезно недооценено. В мире же индустрия моды — это самая большая часть легкой промышленности. Это один из самых маржинальных рынков. Стоимость товара в магазине может отличаться от стоимости товара, вышедшего с фабрики, в 10–20 раз. 

Главный фокус FashionNet — креативная составляющая индустрии, которую необходимо развивать. Весь наш рынок построен на дизайне и эмоциональном потреблении. Меньше месяца назад Минпромторг обновил свою стратегию развития легкой промышленности. Там появились треки, связанные с креативной составляющей индустрии и с ее технологическим развитием.

По нашему глубокому убеждению, нет каких-то специальных fashion-технологий. Но мода — отличный полигон для запуска и обкатки тех или иных технологий. Если посмотреть на упоминавшиеся тут гаджеты, которые измеряют температуру, пульс, давление, — от их дизайна, «модности» зависит их успешность на рынке. Другой пример: появление новых материалов и новых свойств материалов может повлиять на потребление одежды. Уже появились волокна, которые могут работать как солнечные панели. Они вплетаются в ткань и позволяют подзаряжать гаджеты. 

Директор по развитию бельгийского инновационного кластера в городе Лёвен Мартин Хинуль:

— В Россию я приехал первый раз в 2011 году. Теперь я приезжаю сюда четыре раза в год и наблюдаю фантастический прогресс. Я не мог тогда — шесть лет назад — даже представить себе, что вы сможете за столь короткий срок столько всего сделать. И если все продолжится в том же темпе, через пять лет у вас будут потрясающие новые нанотехнологические кластеры.

Я сейчас пишу книгу о том, куда двинутся технологии через 10 лет. Нравится нам это или нет, мейнстримом являются и в ближайшие 10 лет останутся около 100 крупных технологических компаний. В их числе есть немецкие, японские, китайские, корейские компании, но в основном — американские. Если посмотреть на Google, Apple или Amazon, они действуют по всему миру и располагают такими резервами, что, наверное, могли бы купить Россию, не говоря уже о Бельгии, которую каждая могла бы купить по 5–6 раз. При этом они быстро растут за счет поглощения компаний, занимающихся смежными или вспомогательными технологиями — субстримом. Именно в этих вспомогательных отраслях Россия и Европа могут добиться серьезных успехов. Производство сенсоров, системы искусственного интеллекта, финтех, системы кибербезопасности, медицинские технологии, хранение энергии, робототехника, беспилотный транспорт. Это те сектора, где мы можем с большими или меньшими шансами на успех побороться за лидерство. 

Генеральный директор Фонда содействия инновациям Сергей Поляков:

— В НТИ мы не так давно — с прошлого года. У фонда большая линейка продуктов, рассчитанная на предприятия разных циклов, что позволяет рассматривать проекты на самых разных этапах — от программы поддержки молодых исследователей до разных программ для серьезных, уже присутствующих на рынке компаний, что позволяет ежегодно запускать 400–500 стартапов. Если говорить об эффективности, то мы вложили в компании, прошедшие трехлетний цикл поддержки, 2,7 млрд руб­лей. А выпустили они инновационной продукции уже на 20 млрд. Отдельная тема фонда — поддержка стартапов в части новых материалов, там очень многие работают с нанотехнологиями. И это направление постоянно увеличивается. Ряд компаний, которые мы поддерживали на раннем этапе их существования, стали со временем портфельными компаниями «Роснано». 

Генеральный директор «РМИ Партнерс» Владимир Гурдус:

— Созданный пять лет назад «Роснано» Фонд «Роснано Мединвест» (РМИ «Партнерс») накопил уникальный опыт серийного трансфера технологий в области биомедицины и фармацевтики. Проинвестировано было 17 компаний, все они передавали интеллектуальную собственность российской компании «Новамедика». 

Нанотехнологии в современной фармацевтике используются по двум направлениям: изменение биофизических свойств для адресной доставки действующего вещества к больному органу, а также изменение свойств, связанных с высвобождением активных молекул из медикамента в организме. Одна из наших компаний, например, за счет нанотехнологичной обработки известного вещества сумела добиться его доставки непосредственно в мозг. Сейчас идет вторая стадия клинических испытаний препарата, который помогает при послеродовой депрессии. 

Если говорить об основных направлениях инвестирования в области HealthNet, просматривается несколько «хайпов». Это «цифровая медицина». На этот рынок у нас пришли совершенно неожиданные инвесторы вроде Сбербанка, ВЭБа или «Яндекса». И это фармацевтика. В этой области компания «Новамедика» открыла R&D-центр, который позволит заниматься инновациями в этой области в том числе сторонним компаниям. 

Директор направления «Молодые профессионалы» Агентства стратегических инициатив Дмитрий Песков:

— Мы в НТИ очень внимательно смотрим за опытом, который есть у «Роснано». Это позволяет нам не делать часть ошибок, потому что вы их сделали первыми. Для нас, как и для вас, извлечение ошибок — это часть стратегии. Мы говорим, что ошибки должны быть дешевыми и быстрыми — это две ключевые характеристики. В этом смысле опыт «Роснано» для нас абсолютно бесценен.

Важно понимать, что НТИ как инициатива еще не начиналась. В следующем году мы только должны выйти из этапа подготовительных работ. Из относительно примитивной кооперации, которой мы занимались последние два года, нужно перейти на новые уровни сложности. Усложнение — это переход от простого определения направлений, большая часть которых являются догоняющими, к подлинным ставкам 2020-х годов, когда мы по-настоящему будем играть по совершенно другим правилам и с другим уровнем подготовки. Накопление опыта необходимо для повышения нашего уровня подготовки. Кооперация вокруг создания продуктов нового поколения требует кооперации не только между людьми, но и максимальной кооперации между технологиями и компаниями. 

Для меня была большим открытием компания OCSiAl. Самая главная ценность, которую я вижу, — это модельность подобных компаний. Они уникальны и отличаются от тех, о которых мы привыкли слышать от бизнес-евангелистов или читать в таких журналах, как Harvard Business Review. В них есть очень сильное отличие, и в целом ряде рынков НТИ именно они сегодня становятся лидерами. Я их называю компании science inside. Это компании, в которых в один жизненный цикл интегрировано всё: от фундаментальной науки до конечного производства. И когда я ищу общее в компаниях «Таврида Электрик», «Биокад» и OCSiAl, то они все обладают этим качеством. Оно для меня удивительно, я не нашел его описания в бизнес-литературе и в аналитических исследованиях. Мне очень хочется внимательно его изучить, потому что здесь есть какой-то вывод, который противоречит common knowledge и в котором есть большая ценность с точки зрения стратегии НТИ. 

В этом смысле мне кажется, что мы обречены на гораздо более высокий уровень интеграции и сотрудничества, чем просто «Нано в каждый Net». 

Статья подготовлена по материалам пленарной сессии «Нано в каждый Net?» VI Конгресса предприятий наноиндустрии.

Источник: Информационный портал газеты «Известия»
Фото: Юрий Редякин
Дата: 21 декабря 2017 г.