Не стоит превращать предпринимателей в наемных менеджеров

Не стоит превращать предпринимателей в наемных менеджеров

На V Конгрессе наноиндустрии корреспондент «Известий» Наталья Слипец побеседовала с Денисом Ковалевичем, Левен Полом ван Дуном и Аттилой Сигети о том, что такое «конвейер инноваций». 

Не стоит превращать предпринимателей в наемных менеджеровГосударство должно понять: не стоит превращать предпринимателей в наемных менеджеров

На V Конгрессе наноиндустрии, прошедшем в Москве, корреспондент «Известий» Наталья Слипец побеседовала с сооснователем и гендиректором наноцентра «ТехноСпарк» Денисом Ковалевичем, генеральным менеджером центра исследований и разработок бельгийского Католического университета Левен Полом ван Дуном и сооснователем и гендиректором компании Drukka Startup Studio Аттилой Сигети о том, что такое «конвейер инноваций», как университеты должны взаимодействовать с бизнесом и какова роль государства в поддержке нанотехнологий.

— Название первой секции — «Эволюция технологического предпринимательства: от героев-одиночек до конвейерного производства стартапов». Что это значит? Вы предлагаете нанять большое количество менеджеров и поставить их на конвейер?

Денис Ковалевич:

Не стоит превращать предпринимателей в наемных менеджеров— Смысл конвейера инноваций состоит не в том, чтобы нанять менеджеров или инженеров. Напрямую уровень развития науки и инженерии в бизнес не конвертируется. В стране может быть великолепный уровень подготовки специалистов, но это не имеет прямого отношения к бизнесу. Именно предпринимательство выступает механизмом, связывающим науку и экономику, а ключевым элементом, причем дефицитным, — сам предприниматель. В России больше хороших инженеров, чем хороших предпринимателей. И если решать проблему их появления естественным путем, как это делает Европа, то это займет 40–50 лет. Если же мы хотим сегодня создавать новый технологический бизнес, то должны решить проблему дефицита предпринимательства. Конвейер инноваций может компенсировать этот дефицит.

Традиционный предприниматель-«стартапер» пытается воспроизвести модель работы «большой» компании. Идея конвейера состоит в том, что, с одной стороны, задачи распределяются между множеством узких специалистов, решающих строго определенные задачи в рамках создания и работы бизнеса. И с другой стороны — продуктом их работы становится не одна компания, а множество компаний, каждая из которых играет определенную роль в рамках своей технологической цепочки.

Люди, которые входят в эту систему, — не наемные работники, они приходят не за зарплатой, а потому, что вместе с другими могут сделать бизнес, а поодиночке — нет. Конвейер, имея группу в 30 человек, может делать 1000 стартапов за 10 лет, а один предприниматель за это же время сделает один или два стартапа. Они значительно эффективнее, потому что им не нужно быть универсалами.

— Я часто слышу, что в России сотрудничества между наукой и бизнесом не получается. Пол, ваш пример построения крупнейшего наноцентра в Европе на базе университета показывает, что это все-таки возможно. Как так получилось?

Пол ван Дун:

Не стоит превращать предпринимателей в наемных менеджеров— Прежде всего мы стремимся создать достаточно плотную коммуникацию между людьми из бизнеса и людьми из университетов. Не столько для обсуждения конкретных планов по сотрудничеству, сколько для свободного обмена взглядами, опытом и знаниями. Например, мы делали подобное мероприятие для 20–30 предпринимателей и ученых. Большее число людей на таких мероприятиях и не нужно. Час рассказывает ученый о трендах и новых открытиях, час — бизнесмен о том, как стоит делать проект, а потом дискуссия, как сделать этот проект с точки зрения науки и индустрии.


Что касается конкретного сотрудничества с бизнесом, то мы сталкиваемся с такими же проблемами, как и все: в девяти из десяти случаев наши научные проекты оказываются им неинтересны. Но нужно продолжать искать не только на своем рынке, но и на рынках других стран. У нас был пример с одной речевой технологией, мы полтора года искали поддержки в разных странах, в итоге нашли в Канаде. Мир достаточно большой, просто надо продолжать искать тех, кто двигается в том же направлении.

— Вы сказали, что в России практически нет никакого сотрудничества между наукой и бизнесом. Почему так получилось и как это исправить? Должны ли университеты кооперироваться с бизнесом?

Денис Ковалевич:

 В Советском Союзе из университетов была изъята почти вся прикладная наука и направлена на предприятия. Сейчас мы пытаемся вернуть ее обратно: создали лаборатории с ИТМО, МГУ, и питерским Политехом. Фонд инфраструктурных и образовательных программ (ФИОП) сейчас делает с ИТМО и Политехом целый наноцентр — это уже следующий уровень. Пол не упомянул одну важную вещь. У Левена получилось стать одним из крупнейших европейских инновационных кластеров благодаря интересному решению — ректором был назначен предприниматель, который на тот момент уже заработал несколько миллионов от продажи нескольких компаний. Конечно, предприниматели у нас должны уделять время коммуникациям с университетами, но и университеты должны всё больше и больше делать сами, разбираться, как устроен бизнес. Ученые зачастую сами этого не хотят, ведь нужно соблюдать сроки, брать на себя риски, стремиться выполнить работу как можно дешевле. Когда такой подход победит и университеты не будут ждать, что предприниматель придет и сам всё сделает, тогда у нас всё получится.

— Как обстоят дела с молодыми предпринимателями — стартаперами — и наноцентрами в Европе? Какие тренды сейчас у вас среди стартапов?

Аттила Сигети:Не стоит превращать предпринимателей в наемных менеджеров

 Я знаю примеры в Италии и США, где студии работают с университетами по новейшим разработкам и технологиям, чтобы помочь университету выйти со своими открытиями на рынок. Что касается трендов, то это, безусловно, виртуальная реальность (VR). Проекты создаются для здравоохранения, для помощи в дизайне и производстве. У нас создаются и приложения для VR, которые тесно связаны с технологией производства продуктов, думаю, это будет главной технологией нескольких ближайших лет.

— Сегодня из зала были вопросы про законодательную поддержку технологического предпринимательства. Так все-таки должно ли государство участвовать в сфере высоких технологий? И как оно должно это делать?

Денис Ковалевич:

 Вопрос не в том, должно ли, вопрос в том, как оно это делает. Например, мы как частные акционеры наноцентра «ТехноСпарк» стали партнером ФИОП  государственного института развития. Он вместе с нами стал инвестором, открыл кредитную линию, разделив наши риски. Фонд не нанял нас в качестве менеджеров и сказал: «Ребята, вот копайте до забора», а выступил партнером, инвестируя, а не просто поддерживая. Ведь предпринимателю никакая «поддержка» не нужна. Институты развития могут становиться партнерами предпринимателей, разбираясь с тем, какой тип капитала им нужен и в какой форме адекватно его вкладывать. В обмен на это предприниматель берет на себя ряд обязательств, в том числе по темпам развития длинных инновационных бизнесов, по созданию рабочих мест, по косвенным вкладам в развитие территорий.

Если правительство и институты развития будут поддерживать тенденцию увеличения сложности своих процедур и процессов и в этом смысле не отказываться от сложных партнерств с предпринимателями, тогда такие проекты будут всё более успешными. Государство и институты развития должны понять: худшее, что они могут сделать,  это пытаться превратить предпринимателей в наемных менеджеров или чиновников.

Источник: Газета «Известия»
Фото: Пресс-служба МОН
Дата: 8 декабря 2016 г.