Владислав Милейко: «Чтобы идея стала востребованной, нужно снять и разбить вдребезги розовые очки»

Владислав Милейко: «Чтобы идея стала востребованной, нужно снять и разбить вдребезги розовые очки»

Владислав Милейко: «Чтобы идея стала востребованной, нужно снять и разбить вдребезги розовые очки»Почему молекулярный биолог убежден, что новыми идеями надо делиться, не боясь, что за их реализацию возьмется кто-то другой

Молодой ученый из Новосибирска Владислав Милейко несколько лет назад за разработку метода диагностики рака груди получил престижную Зворыкинскую премию из рук президента Дмитрия Медведева и один миллион рублей. Последовало еще несколько грантов и новые исследования. Пока широкого практического применения разработка не получила, но Владислав не отчаивается. Новые идеи привели его в Новую Москву, а именно в нанотехологический центр «Технопарк» наукограда Троицк. Резидентом наноцентра Владислав, возглавляющий компанию «Геномный центр Ридсенс», стал этой осенью. Молодой человек стоит у окна пока необжитой лаборатории. Помещение забито нераспакованными коробками с дорогим оборудованием, призванным помочь Владиславу развивать стартап.

— В конце этой весны я понял, что у меня накопилось достаточно собственных идей в области прикладной генетики, которые могут быть воплощены. Например, существует большая потребность во вспомогательных репродуктивных технологиях. Взять, например, искусственное оплодотворение. Запрос абсолютно четкий: все эмбриологи и репродуктологи говорят о том, что диагностика генетических заболеваний у эмбриона человека перед переносом в полость матки, то есть до начала беременности — очень актуальная задача. Все больше и больше людей обращаются за искусственным оплодотворением, все старше становится возраст будущих матерей, а это значит, возрастает риск хромосомных аномалий. В этой области все фундаментальные и технологические решения уже есть, нам остается лишь собрать их воедино и адаптировать запросу клиницистов.

— Как вы считаете, любое фундаментальное исследование может найти практическое применение?

— Конечно, нет. Работает известный принцип, что лишь один из десяти проектов на поздней стадии превращается в продукт, который может окупиться и найти широкое применение. Так было и с нашим проектом по диагностике рака груди, который оказался на текущий момент слишком «фундаментальным».

— Как вы считаете, должно соотноситься финансирование фундаментальной науки и прикладных разработок?

— Эту пропорцию нельзя навязать в директивном порядке. Фундаментальная наука сама по себе не обязана нести какую-то пользу обществу. Задача фундаментальной науки — познавать окружающий мир и создавать инструменты исследования этого мира. Ученые сами задают себе вопросы. А прикладные исследования, напротив, проводятся исходя из запроса общества и экономики. Условно: сделайте нам, пожалуйста, лекарство от рака. Это определяет, каким должен быть баланс в финансировании. Если достаточно запросов со стороны индустрии, практики, которые могут быть решены средствами, доступными ученым, то, соответственно, в этом объеме и нужно поддерживать прикладные исследования. Если есть выдающийся задел и оригинальные задачи в области фундаментальной науки, то нужно финансировать эти исследования.

— Какие еще проекты вы собираетесь реализовать?

— Один из наших ключевых проектов в области генетики — внедрение комплексного решения для диагностики редких заболеваний. Каждое из этих заболеваний действительно очень редкое и в среднем встречается не чаще одного случая на сто тысяч человек. На практике врачи на местах не знают, как «выглядят» такие пациенты, и их можно понять — этих болезней больше 6000. А тем временем больные получают в лучшем случае симптоматическое лечение. На практике существует два диагностических подхода, имеющих свои плюсы и минусы. Первый — недорогой, но крайне долгий. Врач должен самостоятельно предположить определенную болезнь и отправить пациента на тестирование конкретной мутации. И процедура будет повторяться до тех пор, пока догадка не подтвердиться. Альтернативный подход: взять и расшифровать весь геном человека или по крайней мере несколько сот генов, связанных с большинством известных заболеваний. Это позволит увидеть, какие гены повреждены в геноме и что может быть причиной этой болезни. Но это дорогой и сложный метод, он применяется лишь в рамках научных исследований. Наша задача — найти компромисс. Мы разрабатываем программное обеспечение, которое поможет упростить выбор диагностики, и набор тестов, каждый из которых уже объединяет болезни схожие по симптомам. Принцип работы следующий: на компьютере врач открывает нашу программу, выбирает систему органов, в которых обнаружил ключевые нарушения. Например, нервная система. «Есть ли у пациента судороги?» Врач отвечает: «да», «нет». C каждым вопросом список возможных патологий сужается с нескольких тысяч до 5–10 патологий, которые пациент может проверить в соcтаве одного теста.

— Как вы считаете, какие личные качества инноватора важны для успешной реализации проектов?

— Необходимое качество — самокритичность. Нужно всегда подходить к своим идеям строго, в первую очередь ориентируясь на то, чего бы хотели потребители от ее реализации. Потом, важно задавать себе неприятные вопросы: почему эти люди должны это покупать, учитывая все те возможности, которые у них есть? Нужно все время снимать и разбивать розовые очки. Только если идея выдержит такую внутреннюю проверку, ты можешь двигаться с ней дальше. При этом необходимо оставаться креативным прагматиком, а не прагматиком-циником. Без романтического желания сделать мир лучше в этом деле никуда.

— Вам нравится, когда вас называют инноватором?

— Не нравится, я не понимаю кто это. Слово «инноватор» размылось и потеряло отчетливый контур. Это клише, которое всем набило оскомину. У меня два варианта. Это человек, который занимается прикладными исследованиями, что-то изобретает, или это технологический предприниматель. Но это разные истории. А сейчас инноваторами называют всех подряд.

— Расскажите, как вам приходят в голову идеи?

— Самое важное происходит на этапе определения задачи: ее контур должен быть очень четким. Важно обдумать все ее аспекты: что эта задача значит с точки зрения технологии ее воплощения, с точки зрения потребителя, результата? Лично мне новые идеи почти всегда приходит в нерабочей обстановке, потому что на работе голову забивают рутинные вопросы. Когда идея родилась, я начинаю думать, как ее еще можно усилить, она обрастает деталями. В этот момент для меня важно с кем-то поделиться и обсудить идею. Даже с человеком, который ничего не понимает в предмете. В процессе изложения уже возникают новые мысли, поэтому проговорить идею полезно для ее развития. В этом плане я всегда удивляюсь тем, кто боится рассказать свою идею: вдруг украдут. На самом деле стоимость идеи нулевая. Их в мире крутится очень много. Только почему-то лишь малая их часть вырастает в достижения.

— Вы не боитесь, что ваши идеи тоже могут украсть?

— Лично я не боюсь рассказывать. Во-первых, я не испытываю дефицита в новых, а во-вторых, мне будет приятно, что благодаря мне мир стал лучше. Успешная реализация моих идей только вдохновит меня, ведь это лишнее доказательство их состоятельности.

Справка: Зворыкинская премия (Национальная премия в области инноваций для молодых ученых и специалистов) — ежегодный конкурс проектов, который проводится Федеральным агентством по делам молодежи в рамках программы «Зворыкинский проект». Участниками могут стать молодые граждане Российской Федерации в возрасте от 14 до 30 лет. Нанотехнологический центр «Техноспарк» — это площадка для запуска и развития новых технологических стартапов и многофункциональный комплекс разработки и производства изделий целого ряда инновационных отраслей экономики. Наноцентр «Техноспарк» — это производственный комплекс, состоящий из трех зданий общей площадью более 8,5 тысяч квадратных метров, два из которых уже введены в эксплуатацию. На базе нанотехнологического центра работают 8 технологических компаний и 21 стартап. Общий бюджет проекта составляет 1,6 млрд рублей, включая инвестиции РОСНАНО в размере 900 млн рублей. Партнерами проекта также выступили российские и международные коммерческие и научно-исследовательские организации, в числе которых — микро- и наноэлектронный центр IMEC, технологический кластер города Лёвен (Бельгия), а также Центр физического приборостроения Института общей физики им. А. М. Прохорова РАН (ИОФ РАН). Создание наноцентра на территории Троицка обусловлено высокой концентрацией в городе крупных исследовательских центров, что позволяет в сжатые сроки запускать на их основе наукоемкие опытные и мелкосерийные производства нанотехнологической продукции.

Название статьи: Владислав Милейко: «Чтобы идея стала востребованной, нужно снять и разбить вдребезги розовые очки»
Источник: Эксперт Online совместно с «Русский репортер»
Ссылка: http://expert.ru/2014/12/22/vladislav-milejko-chtobyi-ideya-stala-vostrebovannoj-nuzhno-snyat-i-razbit-vdrebezgi-rozovyie-ochki/
Автор: Иван Носатов
Фото: Светлана Зыкова
Дата: 22 декабря 2014